И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха?..

Цитаты и афоризмы Осипа Мандельштама

Ваш -адрес заблокирован, так как наши алгоритмы посчитали ваши действия похожими на действия робота. Если Вы не робот, просим написать письмо в службу тех.

ОРГАНИЧЕСКАЯ ПОЭТИКА ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА . )[1]; «Любите существование вещи больше самой вещи и свое бытие больше . () и « Паденье – неизменный спутник страха» () Мандельштам, намекая на.

Осип Мандельштам - поэт искусства историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров. Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов - декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочаровании в жизни, едва начав жить: Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю.

Оттого, что иной не видал. Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: Звук осторожный и глухой Среди немолчного напева Глубокой тишины лесной Что это, если не автоформула? Юный Мандельштам предвосхитил в ней будущего зрелого Мандельштама - лирика и философа.

Мы знаем истоки Пушкина и Блока, но кто укажет, откуда донеслась до нас новая божественная гармония, которую называют стихами Осипа Мандельштама? Очевидно, эти слова можно расценивать как высочайшую похвалу поэту. Но учитель у Мандельштама был, и он сам не раз называл его имя

Оттуда он бежал, но куда? Читая его стихи, с удивлением видишь, что для Мандельштама оказывается родной любая эпоха, любая культура, в которую он погружается, куда он входит, как в родной дом. В году он был крещен в епископско-методистской церкви, однако главным для него оставалось то, что гораздо позже К.

салфетку / Разумные густеющие прядки паденье 1 Паденье — неизменный спутник страха пасть 1 На Крещатике лошади пали перебежать 1.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам поэт искусства

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго.

Хочешь, примус туго накачай, А не то веревок собери Завязать корзину до зари, Что бы нам уехать на вокзал, Где бы нас никто не отыскал Но выдает себя снаружи тайный план: Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Души готической рассудочная пропасть, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

Но чем внимательней, твердыня , Я изучал твои чудовищные ребра, Тем чаще думал я: Как трудно раны врачевать!

Главные цитаты Осипа (Иосифа) Мандельштама

Людовик больше не на троне. Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах!

стя долгие годы, скитаясь по дюнам, я нахожу ее в песке"1. новеллы По:" Паденье - неизменный спутник страха";"Твой жребий страшен и твой дом.

У чужих людей мне плохо спится, И своя-то жизнь мне не близка. Апрель Да, я лежу в земле, губами шевеля, Но то, что я скажу, заучит каждый школьник: На Красной площади всего круглей земля, И скат ее твердеет добровольный, На Красной площади земля всего круглей, И скат ее нечаянно-раздольный, Откидываясь вниз - до рисовых полей, Покуда на земле последний жив невольник. Май Лишив меня морей, разбега и разлета И дав стопе упор насильственной земли, Чего добились вы?

Губ шевелящихся отнять вы не могли. Май День стоял о пяти головах. Сплошные пять суток Я, сжимаясь, гордился пространством за то, что росло на дрожжах. Сон был больше, чем слух, слух был старше, чем сон - слитен, чуток А за нами неслись большаки на ямщицких вожжах

«Паденье — неизменный спутник страха...»

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут.

ым годом подписан единственный перевод Осипа Мандельштама перевода из Малларме -- всего лишь один из многих ученических опытов Так, перевернув, не изменить сонета «Паденье -- неизменный спутник страха».

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни к нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты — Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха… Так проклят будь, готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут! Немногие для вечности живут; Но если ты мгновенным озабочен, Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Отметим прежде всего очень важное для Мандельштама противопоставление вечности и мгновения. Для Бога и Вечности или наслаждаясь мгновением? Какой жизненный выбор истинен: И тот, и другой путь — попытка изжить страх смерти.

Осип Мандельштам. Старик